Главная  |  Новости  |  Интервью, TV, пресса  
   

   Весть о том, что народный артист Украины Ян Табачник проводит концерты в колониях опережала его самого с поразительной скоростью. Хотя, честно говоря, зэки поначалу не верили, что к ним приедет именно тот самый знаменитый аккордеонист. "До последнего дня мы думали, что это однофамилец Яна Петровича", - признался в беседе со мной один местный музыкант, который в свободное от отсидки время на вдребезги разбитой акустической гитаре "лабает" "LedZeppelin". После концерта он же философски изрек: "Плохие люди на зону не едут".

УСЛЫШАВ ПЕСНЮ О МАМЕ, ЗАКЛЮЧЕННЫЕ НАЧИНАЮТ ПЛАКАТЬ

Открыто выражать эмоции, тем более на концертах, у зэков как-то не принято, поэтому на выступления группы народного артиста Украины Яна Табачника "Новый день" они приходили с хмурыми лицами. Но это лишь только в самом начале. Нахлынувшие чувства просились на волю, и всякий раз, когда солист группы Сергей Афанасьев начинал петь о матери, которая умерла в полном одиночестве, в то самое время, когда ее сын строил для себя новую жизнь в Америке, на глазах у многих появлялись слезы. Культ матери для зэков священен, и в зоне никогда не жаловали поднявших руку на женщину.
Заключенные мало-помалу осваивались со своей новой ролью слушателей, и аплодисменты чем дальше, тем становились громче. Раздавались даже крики "Браво!". Кульминация наступала в момент, когда перед зрителями появлялся сам Ян Табачник со своим знаменитым аккордеоном "Скандалли". В Изяславской колонии я познакомился с двумя нигерийцами и одним шриланкийцем, отбывающими различные сроки за наркотики. Как-то они отнесутся к не совсем понятной для них музыке? Как выяснилось, они были, пожалуй, самыми благодарными слушателями. "Виртуоз, он и в Африке виртуоз", - на ломаном русском языке сказал один из африканцев.
Кстати, далеко не в каждой колонии музыкантов принимали одинаково. Самыми щедрыми на аплодисменты были заключенные из колоний с усиленным и строгим режимом. На "малолетках", то есть зонах общего режима, где заключенные отсиживают малые сроки, "раскачать" зрителей так почти и не удалось.
И еще о концертах. Местные жители из населенных пунктов вблизи от зон шутили, что, мол, для того, чтобы попасть на выступление Табачника, проще совершить какое-нибудь преступление. И каждый из гражданских, кто имел хоть малейший доступ на территорию колонии, старался попасть туда в день концерта. Самой показательной в этом отношении стала детская колония в Бережанах. Воспитанников, как называют малолетних правонарушителей, отбывающих здесь сроки, и гражданских, пришедших "на Табачника", было примерно поровну.
А вообще, Табачника на зонах любят и зэки, и тюремная администрация. Самой популярной шуткой тура стало желание почти всех "граждан-начальников" лицезреть Яна Петровича за колючей проволокой годика эдак три-четыре. Как сказал начальник Копычинской колонии Анатолий Тустановский, после каждого такого концерта администрация зоны может спокойно спать целый месяц, не опасаясь никаких ЧП.

ЗА СКЛОННОСТЬ К ПОБЕГАМ ЗАКЛЮЧЕННЫМ НА БИРКУ С ФАМИЛИЕЙ НАШИВАЮТ КРАСНУЮ ЛЕНТУ

Во многих колониях зэки разгуливают по территории в домашнем. Внешне их почти ничем не отличишь от вольнонаемных рабочих зоны, и лишь если присмотреться, можно на груди увидеть бирку с фамилией.
Вот Георгий и решил однажды воспользоваться этим новшеством.
Он оторвал бирку и спокойно... пошел через КПП! Первый контрольный пункт ему удалось пройти без особых осложнений, но ведь их в той колонии было несколько.
Задержали Георгия на втором КПП, и отныне на бирке с фамилией у него красуется красная лента, которую нашивают за склонность к побегу.
Руководители администраций колоний неохотно рассказывают о своих "лыжниках" (беглецах). Но пообщавшись непосредственно с заключенными, можно узнать немало интересного. Как правило, план побега разрабатывается достаточно долго. Самым распространенным является уход на волю через подкоп. Таких за последнее время было несколько. В Сокирянах двое "лыжников" пытались уйти через шахту, где они работали. День за днем "шахтеры" углублялись в только им одним известный лаз, да вот не сложилось. Их тайна стала достоянием еще одного зэка, который и выдал своих товарищей.
Еще один тщательно спланированный побег из детской колонии едва не удался двум подросткам. Получив по полтора года, они в течение шести месяцев (!) делали лаз в стене столовой. Вышли же на волю через такой маленький пролом, что видавшие виды оперативники диву давались и удивлялись:
стоили ли два дня на свободе половины года работы над проломом? Что касается иных случаев, то об удачных попытках побегов в последнее время история умалчивает.

ДВА "АВТОРИТЕТА" НА ОДНОЙ ЗОНЕ НЕ УЖИВАЮТСЯ

В одной колонии довелось услышать историю противоборства двух "авторитетов" нового и старого. Рассказывали об этом случае как сами зэки, так и представители тюремной администрации. Правда, каждая из сторон просила о конфиденциальности, а потому привожу историю без имен, как и обещал. Нынешний "руль зоны" ("авторитет") получил срок за пять убийств. Когда ему было четырнадцать лет, у него убили отца, а в семнадцать он в одиночку совершил собственное правосудие, выследив всех убийц, передвигаясь по всей Украине. Смертную казнь ему заменили на четырнадцать лет. Поступок парня в колонии оценили по достоинству, и он стал "рулем". Но однажды на зону перевели еще одного "крутого". Новый претендент на зоновский трон обладал завидными организаторскими способностями и за короткий период сплотил вокруг себя довольно большую группу заключенных, подбивая их на переворот. Администрации колонии эти планы стали известны почти сразу, и они тут же вызвали к себе "руля". "Ты что, не видишь, что против тебя готовится?" - "Но ведь он же ведет себя тихо, и я не могу выдвигать против него претензий", - ответил тот. А через некоторое время народ на зоне пошел стенка на стенку. После этого администрация поставила перед "законным рулем" вопрос ребром: "Либо наводи порядок, либо мы поможем это сделать ему". Зоновское начальство не знало, как поведет себя новый "авторитет", если одержит победу, а со старым проблем пока не было. И вот однажды ночью оппонент законного лидера неожиданно "упал". Причем так сильно, что сломал себе несколько ребер. "Что ж ты, - спрашивали его контролеры, - такой на ногах неустойчивый?" Тот давай объяснять, что его избили, но свидетелей не нашлось. Парень отлежался, вышел и снова стал сколачивать вокруг себя людей. Второй раз он "упал" достаточно сильно и лишь тогда понял, что ему тут ничего не светит, и попросился на другую зону. А с его соратниками зэки поступили очень жестоко. Почти все они оказались на "петушарне".

УБИЙЦА ТРОИХ СОБСТВЕННЫХ ДЕТЕЙ МАЛИНКИНА УМЕРЛА В КОЛОНИИ В СТРАШНЫХ МУКАХ

Несколько лет назад это преступление вызвало большой резонанс. Молодая женщина утопила троих своих детей в реке и сама пыталась покончить жизнь самоубийством. С некоторых пор жизнь ее перестала складываться. Обычное женское счастье, которое состояло из собственного уютного дома, детей и любящего мужа, понемногу уходило в прошлое. Муж все чаще начал "заглядывать в бутылку", и им пришлось расстаться. На руках у Малинкиной осталось трое детей, и утешение она себе нашла в религии. Стала активисткой одной из сект, а потом вообще разочаровалась в жизни. В психиатрии существует термин "расширенное самоубийство" - это когда человек, прежде чем самому свести счеты с жизнью, убивает своих близких. Таким образом он как бы освобождает, по его мнению, от страданий тех, кого любит.
В тот день никто из окружающих не заподозрил ничего плохого. Мать с тремя детьми рано утром пошла купаться на речку. Взяв восьмимесячную дочь на руки, она повела с собой в воду и четырехлетнего сына. Младшие дети захлебнулись почти сразу. Старшая же, шестилетняя дочь, видимо, что-то заподозрив, никак не хотела идти купаться, и мать затащила ее в воду силой. Покончив с детьми, Малинкина испугалась содеянного, но сама утопиться не смогла. Она вытащила из воды тела своих детей и в ряд сложила на безлюдном берегу, после чего пошла звонить в милицию.
Детоубийца попала в женскую колонию в Добрыводах. И если на мужских зонах существует культ матери, то на женских - культ ребенка. Нет, беспредела в отношении нее никакого не было. Колонистки просто отказались с ней общаться. И даже перед смертью, а Малинкина умерла в колонии год назад в страшных муках, ей никто не простил содеянного.
А вообще-то, женская колония - это уникальное место. В Добрыводах вместе с обычными бомжихами, получившими срок за мелкие кражи, сидят матерые убийцы и даже киллерша, лишившая жизни шестерых здоровых мужчин. Есть здесь и самая настоящая "Мисс колония"! Осенью прошлого года в колонии проводился самый настоящий конкурс красоты, ведь женщина всегда остается женщиной, даже за колючей проволокой. Конкурсантки, как заправские "мисс", задолго до начала конкурса начали готовиться к этому событию. Было несколько номинаций: "Мисс Осень", "Грация", "Элегантность". В одной из них победила одесситка Наташа, которая отбывает уже третий, если брать отсчет от детской колонии, срок за кражи. "Я больше не хочу сюда попадать, - говорит "Мисс колония". - На воле меня ждут мама и друзья. Это те, кому некуда идти, возвращаются сюда снова и снова. Некоторые, только освободившись, снова совершают какую-нибудь мелкую кражу и просятся назад.

Мне так и не довелось увидеть, как колонистки ходят строем. "Это же женщины, попробуй их заставь", - с улыбкой сказал молоденький лейтенант.
Кстати, "мужская тема", как это принято считать на свободе, особого интереса у колонисток не вызывает. Представителей администрации они вообще не воспринимают как мужчин, а на "заезжих" смотрят с интересом, но не более того. Дело в том, что очень многие колонистки здесь создают свои собственные семьи, в которые могут входить до пяти женщин. "Мальчики", как и многие настоящие мужчины, в семьях играют особую роль. Они не стирают и не выполняют иных хозработ. Для этого существуют жены. "Главы семейств", как правило, и внешне выглядят соответственно - короткие стрижки, мужские рубашки... "А как же, когда выйдете на свободу, будете строить свои отношения с мужчинами?" - спрашиваю "супругов". "На воле все войдет в свою колею", - утверждают они
Очередной концерт Яна Табачника в колонии подошел к концу. Женщины окружили знаменитого аккордеониста. "Что там происходит?" - спрашивает скрипучим голосом одна старуха у другой. "Яна лобзают", - последовал ответ. Эта старуха в Добрыводах уже шестой раз и на свободу не собирается.

Михаил СЕРГУШЕВ,
"ФАКТЫ"

 
 
Разработка сайта: FloMaster studio